И только статуя Свободы мне говорит: “Родной привет” – Гарик Кричевский

Гарик Кричевский певецВ девяностых его песни разрывали всевозможные радиостанции Украины и не только, он увековечил всю прекрасную половину города Киева в одной песне, его песня о дальнобойщиках одна из лучших, которая была когда – либо написана, а по номеру 245 его узнает даже школьник. Подробности о своей творческой и не только жизни нам расскажет в интервью Заслуженный артист Украины, Гарик Кричевский.

А.Л.: В каком возрасте Вы начали петь и какая первая Ваша песня?

Г.К.: По словам моей мамы, петь я начал раньше, чем говорить и это были не просто песни, а это были песни Владимира Высоцкого.

А.Л.: Почему выбрали шансон? Помните Вашу первую профессиональную запись? Что это была за песня?

Г.К.: Да я особо не выбирал, даже можно сказать, что совсем не выбирал. Просто пел, а когда вышли мои два первых диска, то жанр назывался городской романс или блатняк. Теперь это называется шансон. Первая профессиональная запись была сделана в Киеве, в студии радиозавода «Днепр».

А.Л.: Когда Вы почувствовали, что популярность – вот она!?

Г.К.: Было записано два альбома для себя, для друзей, но целенаправленной раскрутки не было. Понял, что что-то меняется, когда услышал из музыкальных киосков, машин и окон домов свои песни. Потом начались концерты и гастроли по всей Украине и не только.

А.Л.: Вы себя считаете просто автором-исполнителем, но тем не менее, Ваше звание «Заслуженный артист Украины», говорит уже о масштабности. Как Вам в этом масштабном звании? Обязывает?

Г.К.: Никакой масштабности в звании нет! Это все пережитки Советского Союза. И к этому званию я отношусь с иронией.

А.Л.: Вы работаете с коллективом «Княжий двор» уже давно. Как часто менялся состав? Кто эти ребята?

Г.К.: Состав группы за семнадцать лет менялся неоднократно. Сейчас в группе прекрасные киевские музыканты, но из старого состава остался только наш музыкальный гуру Роман Луговой.

А.Л.: Вы автор-исполнитель, кто еще исполняет Ваши песни? У Вас есть своя собственная студия. Кого записываете, кроме себя?

Г.К.: Вот сегодня написал песню для Катерины Голицыной, вчера для Евгения Кемеровского. Студия есть, записываем всех, кто имеет желание и финансовые возможности для записи.

А.Л.: «Мой номер 245», «Киевлянка», «Дальнобойщики» и многие другие песни Гарика Кричевского в 90-х – 2000-х звучали со всех окон, ларьков, и магазинов. Как Вам удалось так выразить эмоции, так прочувствовать содержание песен на себе, войти в образ? Ваши видеоклипы и тексты – тому подтверждение! Сколько альбомов Вы выпустили?

Г.К.: Пишу, потому что пишется, как правило, под настроение. Песня «Дальнобойщики» была написана так же в одно из таких настроений. Я не понаслышке знаю жизнь этих людей и всегда восхищался тем, что они ездят за границу и видят мир. Альбомов около десяти.

А.Л.: Вы мало исполняете в дуэтах, но есть один прекрасный дуэт с Верой Снежной «Играем в молчанку». Почему именно Веру Вы выбрали для исполнения? И как Вы вообще относитесь к исполнению в дуэте?

Г.К.: Дуэт с Верой Снежной – это проект с радиостанцией, которая ротировала мои песни, не более того. К дуэтам отношусь спокойно, но не в дуэтах не пою.

А.Л.: У каждого творческого человека, есть Муза, вдохновляющая писать? Кто Ваша Муза?

Г.К.: Моя жена Анжела.

А.Л.: В одном из интервью Вы заявили: «Познакомившись с будущей женой, я не только не знал, что она племянница Юрия Башмета, но и понятия не имел, кто такой Башмет». Как-то сказалось звездное знакомство на Вашей популярности?

Г.К.: Что касается «звездного знакомства», то у нас не было никакого взаимодействия. Мы виделись всего раз пять за все годы.

А.Л.: Что для Вас дружба? У Вас много друзей?

Г.К.: Дружба это, когда с человеком приятно пить водку в хорошее время и можно на него рассчитывать в трудные времена.

А.Л.: Ваша дочь Виктория пошла по Вашим музыкальным стопам и организовала рок- группу BlackTomatos. Группа еще существует? Вы помогаете ей как старший коллега по цеху?

Г.К.: Группа существует и, на сколько, я знаю, ребята репетируют какую-то программу. Да, помогаю, когда просят, но рок и шансон – два жанра и два поколения, которые всегда не совместимы.

А.Л.: Наш сайт об эмигрантах и для них. Вы выросли в интеллигентной еврейской семье, как попали на Левандовку или это образ?

Г.К.: Левандовка – это район Львова, как Молдованка в Одессе. Я никогда не жил на Левандовке, а у меня просто песня.

А.Л.: С детства мечтали стать дальнобойщиком, и, на сколько я знаю, не из-за того, чтобы ездить на больших машинах, а чтобы дернуть заграницу. И таки уехали в Германию. О Вашей жизни за границей мало что известно. Расскажите. Почему вернулись в Украину?

Г.К.: Я специально не уезжал. Это была «страховка» на случай возврата Совка. Вернулся, потому что без меня мои песни стали популярны и мне предложили выступать с концертами по всей Украине.

А.Л.: Где можно сегодня услышать Гарика Кричевского?

Г.К.: Чаще на территории бывшего союза, реже за границей.

А.Л.: В период предвыборной компании в Украине, многие исполнители участвовали в митингах и прочих акциях в поодержку той или иной партии. Вас это коснулось? И часто ли выступаете для сильных мира сего?

Г.К.: Свои альбомы я пишу исключительно для себя, специальных предвыборных песен не пишу. Я никого не агитировал, но выступать, как артист на предвыборных концертах приходилось.

А.Л.: Спасибо Вам – спасибо Вам, спасибо Вам… за песню «Статуя свободы», как – будто обо мне написано… Слушала Вас много лет назад в Миллениуме, частый ли гость в Нью-Йорке?

Г.К.: В Нью-Йорке выступал раза три. Очень люблю этот город!

А.Л.: Вы написали много песен об Одессе, мы даже сделали клип «Одесса спит», часто ли бываете в Одессе? Действительно ли близок одесский колорит?

Г.К.: Одесса мой город по духу. Люблю и уважаю Одессу.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here