Людмила Сенчина: До сих пор боготворю Талькова!

Людмила СенчинаВ 80-х Людмила Сенчина (64) была едва ли не главным хитмейкером СССР. Ее песня “Золушка”, написанная Ильей Резником, превратила начинающую певицу в настоящую звезду.

В Людмилу Сенчину влюблялись Сергей Захаров, Игорь Тальков, Иосиф Кобзон. Но на пике популярности она отказалась от большой карьеры, вернулась в родной Петербург, вышла замуж за… строителя, воспитала сына.

– Людмила Петровна, когда-то ваше имя гремело по всему Союзу, а сейчас довольствуетесь маленькими площадками. Как пережили времена, когда телевидение объявило вам бойкот?

– Я работала и не обращала внимания на то, что меня не показывают. Раскручиваться мне уже не надо было, а чтобы освежить память зрителей, хватало и нескольких появлений в год. Сегодня живу себе тихо-мирно, если приглашают на гастроли – еду, а нет – лучше посижу в своем саду, помою окна в квартире, книгу почитаю. У меня есть взрослый сын, он занят своим бизнесом, муж, соседи хорошие. Что еще нужно человеку на старости лет?

– После того как вы спели свою легендарную “Золушку”, многие долгое время вас так и называли. Можно ли сказать, что жизнь Людмилы Сенчиной была похожа на сказку?

– Конечно, это песня оставила в моей судьбе серьезный отпечаток. Иногда мне кажется, все, что мне в жизни достается, я, как Золушка, перебираю по крупицам. Может быть, кому-то успех падает с небес, а мне все достается через серьезные испытания.

 – У вас много раз была возможность перебраться из Петербурга в Москву и составить конкуренцию первому эшелону звезд, но вы так на это и не решились. Общаетесь сейчас со своими коллегами?

– Крайне редко. Раньше мои родители дружили с родителями покойного супруга Софии Ротару Анатолия Евдокименко, мы отдыхали в одном санатории. У Сони много раз была дома. Но жизнь всех развела. Хотя, если встречаемся на сборном концерте, кажется, что не было этих лет, мы вместе плачем и смеемся. Я очень нежно отношусь к Алле Пугачевой – пока жила в Москве, мы периодически общались. Знаете, бывает, возникает такое отношение к человеку, что словами не передать. Мне не хватает ее энергетики, ума. Жалко, что жизнь нас пока не сводит в работе, но думаю, еще тряхнем стариной.

– Вам посчастливилось работать с легендарным Мишелем Леграном. Почему никогда не рассказывали о вашем сотрудничестве?

– Я не люблю пиариться за счет громких имен. В годы нашей молодости это было не принято. Мы познакомились совершенно случайно: в 1982 году я записывала на фирме “Мелодия” песню, ко мне приехал тогда еще мой бывший муж Стас Намин, и на эту же студию заехал писать фонограмму Легран. Нас познакомили и через двадцать минут мы решили, что запишем дуэт. Позвонили тут же Андрею Вознесенскому, он написал стихи “Пусть всегда цветут цветы”. А потом, из чисто коммерческих соображений, записали еще и “Шербургские зонтики”. На этом настоял Стас. И правильно. Он уже тогда был коммерсантом. Потом, помню, мы так подружились, что Мишель несколько раз приезжал в Петербург, я приглашала его к себе домой. Напекла ему русских пирогов, он подарил мне какое-то дорогое увеличительное стекло, потом поел горячего супа и заснул прямо у меня на диване.

– Вы, наверное, единственная певица, о которой ходит столько слухов. Но вы никогда их не опровергаете. Почему?

– А зачем? Люди любят смотреть в замочную скважину, ничего с этим не поделать. Я их не осуждаю, сама, если вижу газету с заголовком, что кто-то развелся или женился, покупаю и читаю на досуге. Я свыклась с этими слухами. Когда больше сорока лет меня спрашивают: вот с этим было, а с этим не было? – меня это даже не обижает. Вот когда я выходила замуж, тогда это действительно были романы. Если дружишь с человеком, зачем доводить дело до постели? Мужчин вокруг туча целая, но пойди встреть холостяка. Если девушке 17 лет, у нее еще есть возможность. А если ты приходишь со своей судьбой, а там человек со своей, да еще и с женой. Шансы у всех равные. Даже у простых людей их может быть больше. Потому что женщина может купить себе путевку в элитный санаторий и познакомиться с кем захочет, если, конечно, она обладает умом, красотой и тонкостью женского нрава. А актрисы постоянно мотаются по гастролям. Должен еще найтись такой идиот, который примет тебя со всем твоим шлейфом…

– Но вы-то нашли, пусть и с третьей попытки.

– Да, последний муж Владимир – бывший строитель, а сейчас мой директор. Вкусил уже все прелести шоу-бизнеса. Но мы просто работаем и все. Было бы нам лет по 15 – наверное, было бы сложно, а так… просто делаем общее дело.

– Какие у вас отношения с прежним мужем – руководителем группы “Цветы” Стасом Наминым?

– А какие могут быть отношения с бывшими? (Смеется). У нас не было громкого развода, мы мирно развелись, и сделали это официально только через десять лет. Если человек сволочь, зачем оставаться друзьями? Но ничего страшного не случилось, просто некомфортно нам было жить вместе!

– Сколько десятилетий прошло, а интерес к вашим романам не убывает. С политиками, с исполнителем легендарного хита “Эти глаза напротив” Сергеем Захаровым, с Игорем Тальковым. Что из этого было правдой?

– Когда такое говорят, я только смеюсь. Сережа прекрасный человек и артист талантливый, но продолжает рассказывать какие-то байки про наши отношения. Он наш роман просто выдумал. Как-то сам мне сказал: “Народу это интересно, надо слухи запускать”! Я ему намекнула, мол, если тебе надо – ради бога, сама придумаю и сделаю это лучше тебя. Мы много лет вместе работали, но сейчас я общаюсь с ним меньше, чем с другими. А с Тальковым… Я до сих пор боготворю Игоря, и пусть правда о наших отношениях останется со мной.

Единственным человеком, который ничего не придумывал, был Миша Боярский. Творческая судьба свела нас после выхода фильма “Три мушкетера”, а сейчас мы соседи по даче. Думаю, ничего бы у него в жизни не получилось, если бы он не был таким открытым. Самое главное, что он не строит из себя звезду.

– И главное, что он всегда в прекрасной форме. А что вы для этого делаете: природа или все-таки “уколы красоты”?

– Ничего не имею против пластики, но никогда к ее услугам не прибегала. Я всю жизнь умываюсь только хозяйственным мылом. Есть, конечно, у меня кремы, но они самые обычные, купила их в магазине методом тыка. А в остальном, думаю, это генетика. Я горжусь, что выросла в деревне. Помню, в детстве мама гуся перетопит, мы смалец на хлеб намажем, кислым молоком запьем, луком закусим, вот тебе и все витамины. Я даже сейчас, какая бы голодная ни была, продукты покупаю в магазине глазами. Иной раз возвращаюсь домой только с куском хлеба, потому что понимаю: все остальное покупать нельзя.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here