Маша Распутина: Могу по именам назвать, у кого сиськи не настоящие

Маша РаспутинаЭпатажная певица начинала карьеру “с голой попой”, зато теперь раздает наряды начинающим артистам. Считает себя “шмоточницей-транжирой”, Киркорова – своим братом-близнецом и готовит грандиозный концерт.

Чтобы уговорить на интервью шебутную и эпатажную Машу Распутину, нам пришлось немало повоевать с супругом, бизнесменом и продюсером 48-летней артистки – Виктором Захаровым. Заботливый муж сетовал, что жену страшно утомили журналисты, которым только и подавай, что информацию о беременности Распутиной и прочие безумные сенсации.

“А беременности-то и нет никакой, взгляните на ее волшебную фигуру!” – с нескрываемой гордостью Виктор перекрикивает репетиционный шум, царящий в концертном зале “Ялта Юбилейный”.

В это время его благоверная, завидев возле сцены Филиппа Киркорова, всплескивает руками и томно вскрикивает: “Родной мой!” А затем падает в его распростертые объятия. Захаров тут же ретировался на последние ряды концерт-холла и издалека наблюдал за воркованием звездной парочки. И только когда Филиппа позвали на прогон номера, мы наконец-то смогли увести Машу на балкон и побеседовать.

Увидеть меня на кухне у плиты нереально

– Маша, у вашего друга Филиппа отлично получается “ставить на ноги” молодых артистов. А вы не собираетесь заняться продюсированием?

– О нет, я не считаю себя такой большой артисткой, чтобы кого-то продюсировать (смеется). У Фила это дело хорошо получается – он по природе лидер и вожак, ему наставничество легко дается. К тому же я не обладаю столь сильной харизмой. Поэтому в свободную минутку лучше собой займусь (кокетливо накручивает рыжий локон на палец)! Брать на себя ответственность за других людей я не люблю. Так что вы никогда не увидите звезд, взращенных Распутиной.

– Что еще Маше Распутиной в тягость?

– Муж может подтвердить (указывает пальчиком на стоящего поодаль супруга) – увидеть меня на кухне у плиты нереально. Лучше полы буду мыть, чем стряпней заниматься!

– Для двух лучших исполнителей “Крым Мюзик Феста” Алла Пугачева приготовила призы по $ 50 тыс. На заре вашей карьеры о таких поощрениях от старшего поколения артистов даже мечтать не приходилось!

– Это так. Но я искренне убеждена, что таланту не обязательно проходить все круги ада безденежья и скитаний, прежде чем его заметят. Певец должен заниматься творчеством, а не попрошайничеством на звукозапись. В этом плане конкурс Аллы – супертрамплин для амбициозных и одаренных исполнителей. Я начинала, как говорится, “с голой попой”. Уровень жизни 20 лет назад был совершенно другой, оглядываюсь назад и кажется – не два десятилетия, а целая эпоха прошла. Начинала свой путь как солистка программы варьете в ресторанах.

Первое время заработок был не ахти, но я стала настоящей суперстар, исполнив в 1989-м песню “Играй, музыкант!” В пятерку лучших исполнителей страны попала, стала популярной гастролершей и начала зарабатывать бешеные бабки. Деньжищи просто посыпались на меня, и я была в полном шоколаде – дамкой на шахматной доске российской эстрады! Сейчас, вспоминая суммы советских гонораров, хохочу. Теперь они мне кажутся нищенскими. Видите, как все меняется. Мое мнение таково: если талант настоящий – он рано или поздно начнет приносить денежки. Ты превращаешься из талантливого артиста в звезду тогда, когда начинаешь чувствовать себя в шоколаде. Ну, нельзя суперстар ездить со всеми в метро! Какая же ты звезда, когда любой прохожий может вместе с тобой зайти в вагон и потереться о тебя?! Это глупо.

– Помните, на что был потрачен первый весомый гонорар?

– У меня закружилась голова, когда в 1991 году получила на руки $ 5 тысяч за выступление! Держала всю эту наличку и чувствовала себя пару секунд безумно крутой. На все эти деньги тут же накупила шмоток каких-то – и нужных, и бесполезных (хохочет). Да, я такая транжира-шмоточница! Люблю одеваться красиво и ярко. В этом мы с Филиппом – как сиамские близнецы, он такой же тряпочник жуткий, как и я. Вспоминаю, как ездили с ним в многодневные круизы выступать. Все идут на экскурсию в новом городе, а мы – на шопинг! Фил мне шепчет в порту: “Маха, я такой знаю классный магазинчик, идем – не пожалеешь!” Брала кошелек и покорно шла.

– Конечно, нарядов за эти годы у вас накопилось – не счесть. Киркоров даже сэконд-хенд открыл для надоевших вещиц. А вы как поступаете?

– Сэконды? О, нет. Все свои вещи, которые мне уже глаз не радуют, я раздаю. Даже порой незнакомым людям. Ко мне обращаются те, кто занимается самодеятельностью, и просят помочь с концертными нарядами. Ну разве мне жалко? Устраивать в доме тряпичный пылесборник не собираюсь. А дизайнерские вещи храню для истории. Например, такую, как на мне сейчас – Jean Paul Gaultier (гладит рукав платья). Самая памятная вещь в гардеробе – наряд, сшитый в Америке на заказ. Кроваво-красное платье, я в нем впервые вышла петь “Играй, музыкант!” на передаче “Песня года”.

– А еще ваши фетиши – обувь и шляпки.

– И не только! У меня целый склад туфель и нижнего белья. Обожаю кружевное.

– У нас в доме пару комнат под Машины шпильки и колготки отведено! – гордо вставляет реплику Виктор. – Но мы тоже это все раздаем.

Раньше была проблема – пельмени обожала жрать

– Когда вы вышли петь свою новую песню “Молчишь и плачешь”, в зале зашептались: “Ой, а у Маши теперь ноги, как у Джей Ло”. Ваш внешний вид – результат стараний косметологов или тренировки с диетами?

– И то, и другое, и даже больше. Это хорошо, что меня с Дженнифер сравнивают, только я расстрою поклонников. У меня “пятая точка” – самая что ни на есть настоящая, а не силиконовая, как у Джей Ло! Западные звезды не скрывают, где и чего подправили и сколько за это заплатили. У них это называется “бизнес”. За признание, какая часть тела и чем у нее накачана, голливудская звезда получает порой до $ 7 млн. Представляете, насколько богаты тамошние СМИ? Не то что у нас. У нас только и умеют, что рассуждать, настоящая ли грудь у Маши Распутиной. Да, настоящая!

Чтобы хорошо выглядеть, я каждый день делаю зарядку, а три раза в неделю активно занимаюсь фитнесом с личным тренером. Вечером выполняю упражнения на растяжку, самостоятельно йогой могу заниматься дома. Но главное – правильное питание. У меня раньше была проблема – пельмени обожала жрать. Это было лет 20 назад. А они жирные страшно. Я, глупая, не только сама их ела, но и другим предлагала такую вкуснятину (смеется). Сейчас я, конечно, в шоке от своих тогдашних пристрастий. Пельмени разве что на Севере можно употреблять, где водятся белые медведи. Там нужно жировую прослойку иметь, чтобы насмерть не замерзнуть.

Мой нынешний диетический девиз: побольше свежевыжатых соков, салатов с рукколой и лимонным соком, клетчатки побольше. Без нее организм не будет нормально очищаться. Сейчас на рынке появилось очень много витаминизированных добавок для худеющих – весь западный шоубиз на них крепко “подсел”, а у нас боятся, что это может вызвать рак. Надо просто фирму знать, и тогда суррогат не подсунут.

– Маша, на светских мероприятиях вы – редкий гость. Почему же на фестиваль к Пугачевой приезжаете без каких-либо оговорок?

– Девчонкой я услышала песню Аллы “Арлекино” и поняла: “Обалдеть! Хочу быть певицей”. Пугачеву считаю своей “крестной” на российской эстраде. Она очень помогла мне в начале карьеры, подарив несколько песен, написанных для нее ее друзьями-поэтами. Пригласила в своем театре выступать. Пугачева меня сподвигла (она, кстати, этого не знает – я ей никогда в этом не признавалась!) на главный шаг в моей жизни: переехать в Москву и стать певицей. Это ж надо было еще осмелиться. Хотя я с семи лет участвовала в самодеятельности, пела в хоре. У великого Карузо однажды спросили: “Кто ваши учителя?”. Он ответил: “Граммофон”, имея в виду пластинки исполнителей, по которым он учился, как по голосовому учебнику. Так и мои наставники – Пугачева, Магомаев, Ободзинский. Я их слушала, впитывала энергию их голосов.

– Маша, а правда, будто бы вы с Филиппом Киркоровым готовите новый дуэт?

– Да, мы кое-что хотим наколдовать с Филом, да все никак материал подходящий не найдем. Мы приглядывались к одной песне, но поняли, что она, к сожалению, не попадет в Топ-10. Хочется “бомбу”, хит, а не какое-то невнятное мяукание. Поэтому и не торопимся. Обдумываем, что бы это могло быть. Понимаете, мы так ярко с ним появились в 2003 году с песней “Роза чайная”, что опуститься ниже этого уровня было бы позором! Или все или ничего, мы с Филей в этом плане похожи. Кстати, вам понравилась песенка Крутого “Незаконченный романс”, которую мы на Новый год сделали с Филиппом? Крутой был в восторге, как мы ее исполнили – он сказал, что лучше нас эту песню не пел никто.

– У вас есть еще прекрасная песня “Мечта” в дуэте с Киркоровым. Любопытно, а какая у Распутиной наиболее заветная мечта?

– Знаете, что самое интересное: Филипп долгое время уговаривал меня исполнять эту песню вместе. Он так долго вдалбливал, втемяшивал в мою голову, что это красиво, романтично и только мы с ним сможем передать эту лирику. И выстрелило! А моя мечта… Знаете, мечтать вредно. Есть такая народная мудрость: когда человек мечтает, он отдаляется от Бога. Мечтать – это галлюцинировать в своем сознании. Надо не мечтать, а ставить цели. Жизнь нам дана для того, чтобы мы пришли к Богу и покаялись. Да, я была грешна, мечтала раньше много. Слава Богу, великий песенник Леонид Дербенев в один прекрасный день дал мне в руки Евангелие. Когда я стала читать, углубляться, то поняла: мечтать – вредно. И еще нужно осознавать, что каждый день может быть последним. Нужно быть готовым к смерти, мы ведь не знаем, когда Бог заберет нашу душу.

– Рано вам еще о смерти думать. Надо младшую дочку на ноги поставить. В какой класс Маша пошла?

– В шестой, 12 лет в сентябре исполнится. Ой, растет девонька моя, не успеваю следить. Мы ее балуем сильно. У нее есть все: айфон, айпад и отпад! (смеется) Мы, правда, стараемся ограничить время ее пребывания в интернете. Пугаем, что зрение будет падать, если не притормозит. Папа всегда у нас дарит шикарные презенты, а я стараюсь выбирать подарок с духовным смыслом.

– Какие надежды Машуня подает?

– Она очень артистичная леди. Серьезно занимается художественной гимнастикой, вся в эйфории, когда возвращается с тренировок. Растяжка у нее сумасшедшая: продольный, поперечный шпагаты – безупречные. Но мы не уверены, что она выберет спортивную карьеру – Маша заявила, что хочет стать режиссером. Я ей говорю: “Режиссеры не придумывают фильмы, а снимают. А ты же фонтанируешь идеями, а значит, тебе – в сценаристы. И вообще, режиссер – это не женская профессия, а мужская. Единственный режиссер-гений в юбке – это Татьяна Лиознова, царствие ей небесное. А тебе, Машенька, с твоим красивым личиком, не надо в режиссеры. Будь гимнасткой, певицей, моделью.

Могу по именам назвать тех, у кого сиськи ненастоящие

– Маша, настолько сильной была обида на ребят из “95 квартала” за их шутки о вас, что вы даже ушли из студии. Они перед вами извинились?

– Вова Зеленский попросил у меня прощения в одном из московских ресторанов: “Маш, ну не знали мы, дураки, что ты так болезненно среагируешь”. Я простила. Но ведь что самое обидное: у меня своя грудь, не силиконовая. Я могу по именам назвать своих российских коллег, у кого сиськи ненастоящие, а о них никогда не шутят. Филя меня долго успокаивал после того инцидента: “Успокойся, Мань. Значит, ты настолько яркая, что буферов этих кошелок они не замечают!” Если поп-король так считает, то я спокойна.

– Маша, многие поклонники сетуют, что вы превратились в “королеву корпоратиров”. Почему так произошло?

– Дело в том, что Витя не отпускает меня в длительные гастрольные странствия, как это практикуют многие мои коллеги по сцене. Но я действительно частый гость на корпоративах, они меня прям засосали (смеется). Возможно, я пожертвовала своей публикой ради семьи, но всегда надо чем-то жертвовать. Даже Филя меня ругает: “Маша, ты же сплошной супер: суперэффектная, суперэнергичная, тебе чаще надо в больших залах выступать!” Разленилась я, наверное, немного. И требования у меня выше, чем у многих других певцов: мне нужна шикарная рекламная кампания, а организаторы именно на этом всегда пытаются сэкономить. Вот и боятся со мной связываться. Но я вам обещаю, что сделаю грандиозный концерт после долгого молчания.

– Вам не обидно, что до сих пор не обзавелись званием “народная”?

– Иосиф Кобзон однажды очень хорошо сказал: “Звания, кликухи – ерунда. Заслуженный-застуженный, кому это надо? Любимец публики должен быть!” Расскажу вам вот что: в 1996-м мне предлагали купить это звание, но я послала их на три буквы. Когда я пою “Живи, страна!” –
весь зал встает и аплодирует. А вы мне предлагаете покупать этот статус “народная”? Это беда и стыд нашего государства. Мне Лев Лещенко вот что говорил: “Маш, сейчас “народный” никаких привилегий не дает. Раньше мы получали депутатские залы бесплатно, “Волги” нам дарили, квартиры, первые секретари обкомов нас хлебом-солью встречали на сцене. А сейчас даже место на кладбище и то надо за свои бабки покупать!”

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here